Crossrift

Объявление



Сюжет Список Ролей Шаблоны полной анкеты Шаблоны упрощенной анкеты FAQ Need you

Зефир, помощь ролевым White PR Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP



votre maestro
Mozart

What the hell is Bucky?
Bucky

he in love with you
Balthazar

you were made to be ruled
Loki

this is destiny
Kaine Parker

be wanted
Hecate

it's a relationship based on respect
Owen Grady
Рейтинг игры NC-17 (18+), включает слэш/фэмслеш, насилие и откровенные сцены. В мире так много нерассказаных историй. Спорим, ты никогда не видел Звездного Лорда, умело дрессирующего велоцерапторов? Или архангела Габриэля, который пропускает рюмочку-другую с Доктором? Ну, уж точно ты не слышал о том, что Драко Малфой однажды встречался с отрядом гномов, а Моцарт внезапно стал Мерлином! Удивительно, не так ли? Миры нестабильны и все что нам остается - верить. Верить в спасение наших душ и уповать на благосклонность судьбы.


лотерея в честь открытия фандомы недели подарок для придержавших роль ВАЖНО! ПЕРЕКЛИЧКА! выпуск новостей #1

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossrift » EVERYWHERE » - What the hell?! Who are you? - I'm angel.


- What the hell?! Who are you? - I'm angel.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

- What the hell?! Who are you? - I'm angel.
http://sh.uploads.ru/Urtlc.jpg

Вдохновение:
(Wake me up)
Wake me up inside
(I can’t wake up)
Wake me up inside
(Save me)
Call my name and save me from the dark

Игроки
Antonio Salieri, W.A.Mozart

Дата и место
2015 год, Лос-Анджелес

Антонио Сальери никогда не верил ни в ангелов ни в демонов, пока не встретился с ними лицом к лицу.

+1

2

Soap&Skin - Turbine Womb
Сальери задыхается в веренице бесчисленных дней. Он не принадлежит этому миру, он растворяется в нем. Клавиши безумно дорого рояля не останавливаются ни на минуту, рождая под умелыми пальцами звуки невыносимой боли разорванной души.

Сальери пьет и почти не ест, не спит. Реальность меркнет под наплывом алкогольного напряжения, но Антонио не останавливается, сгорбившись, что-то пишет в своих бесчисленных блокнотах, выстраивая в ряд остроугольные значки нот.

Когда его приглашают в Лос-Анджелес дать концерт, Сальери не удивляется, лишь дёргано мигает и, не раздумывая, подписывает контракт. Призраки несуществующего прошлого рвут грудную клетку, и в кои веки он хочет переключить внимание на что-то другое. Что-то не такое пугающее, однотонное… Но после первых двух репетиций он теряет всяческий интерес к происходящему, разочаровавшись: оркестр, собранный из лучших музыкантов мира, оказывается не способен передать всю отчаянную, рвущуюся боль его сознания. 

Однако на генеральной репетиции все его движения дирижера оказываются до неприличия точными, получившийся звук трогает бездушные стены, а сутки спустя и сердца таких же бездушных зрителей. Сальери с немигающим взглядом принимает аляповатые букеты и такие же несуразные поздравления: на праздничный банкет он не остается. Натягивает тяжелое пальто прямо на концертный костюм и идет в один из многочисленных пабов этого шумного и невыносимого города, долго сидит за барной стойкой, выстукивая по гладкой, старательно отполированной поверхности стола какую-то странную, до боли знакомую мелодию, и мечтает лишь об одном: немедленно воспроизвести те мучительные звуки, раздирающие голову.

Из заведения он выходит трезвой походкой и в чертовски скверном настроении.

Улицы Лос-Анжелеса ослепляют его своей невыносимой яркостью, безвкусием, и Антонио сам не замечает, как заблуждается в бесчисленной веренице закоулков и перекрестков. Казалось, следует пропустить всего два поворота, и ты полностью дезориентирован, потерян для мира.

Когда он встречается с черными, проклятыми глазами, лишь дёргано мигает и продолжает путь дальше. "Чего только не привидеться", – ядовитой ложью бьется в конвульсиях его сознание, пока душа разрывает тленную оболочку. Антонио хочется убраться от этого места подальше, он не понимает, что происходит.

Почему сердце так отчаянно, так пугающе бьётся в груди и никак не может остановиться, успокоиться? Почему глаза так отчаянно, так пугливо цепляются за каждое неосторожное движение в отвратительно душной темноте?

Боль пробивает грудную клетку раньше, чем Сальери осознает, что только что произошло. Усталый мозг запоздало реагирует, выборочно фильтруя вспышки происходящего.

Оседая на землю, прижимая обернутую в кожаную перчатку ладонь к горящей адским пламенем груди, Антонио слышит новую мелодию. Мелодию его смерти, на самых последних аккордах которой ее сменяет невыносимый белый свет, пугающий своей вульгарной яркостью.

Неужели ангелы существуют?

Отредактировано Antonio Salieri (2015-06-24 21:54:04)

+1

3

[audio]http://pleer.com/tracks/44880744lNF[/audio]

Небеса. Рай. Казалось бы, чего еще нужно? Ангелам этого хватало. Но только не Моцарту, самому задорному и неугомонному из пернатой братии. Хвала Отцу, что архангелы давно взирали на младших братьев сквозь пальцы, иначе бы он умудрился вывести из себя и их. Серафимы-то давно уже привыкли к тому, что выкидывает непутевый ангел.

А на земле грешной дела не менялись. Черноглазые твари все старались убить как можно больше своих пернатых врагов, при этом не чураясь марать руки в крови невинных людей. И количество небесных воинов резко падало, ангелы просто не справлялись с обязанностями. Это удручало. А Моцарту серьезные задания никто не доверял, более того собратья как-то косо смотрели на него, словно бы зная то, чего не знал он сам. Ему это не нравилось, но выхода не было. Приходилось терпеть. А что еще делать?

В тот день его занесло в Лос-Анджелес. Кричащие вывески, яркие огни - он не любил этот город. Слишком он провонял демонической скверной. Слишком погряз в крови ангелов и людей. И никто не мог решить эту проблему. Старшие братья давно отошли от дел.

Со вздохом закатав рукава черного свитера и поправив кулон-звезду, Вольфганг осмотрелся. Люди зябко кутались в свои куртки, спеша по своим делам. Но чутье ангела не подводило - где-то недалеко притаился демон. Прищурившись, ангел, невидимый для людей, вытянул ладонь и в нее удобно лег тонкий клинок, сверкнувший в отблесках неона. Не медля ни секунды, Вольфганг кинулся туда, откуда исходила вонь. Приди он хоть на минуту позже, он бы опоздал.

Смертный лежал в крови, почти задыхаясь от боли. Вольфганг метнул клинок в сторону демона, дабы отвлечь черноглазую тварь от добычи и быстро коснулся рукой груди мужчины, залечивая рану, и тут же возвращаясь к противнику. Черноглазый скалился, но клинок не мог схватить. Небесное оружие обожгло бы его. Усмехнувшись, Моцарт вернул оружие в руку и медленно принялся обходить по кругу своего врага. Глаза ангела блестели, за спиной трепетали два белоснежных крыла, готовые по первой мысли обладателя унести его в воздух. Черноглазый щурился, пытаясь найти бреши в обороне небесного. От смертного раздался глухой стон и это на миг отвклекло Моцарта, за что он поплатился - руку обожгло болью. Когти адского пса прошлись по коже,  раздирая ее. Черт! Он умеет призывать псов! Но это только разозлило ангела. Помирать он не собирался и жизнь мужчины он просто так Аду не отдаст. Амадей напряг все силы и с нечеловеческой скоростью метнулся к твари, испепеляя ее небесным светом, а также уничтожая его пса. Схватка отняла много сил. Устало выдохнув, ангел оттер пот со лба и убрав крылья, присел рядом с мужчиной. Тот был без сознания. У ангела перехватило дыхание: смертный был на редкость красивым мужчиной. Темные волосы, легкая бородка, и умиротворенный вид. Очнувшись от наваждения, смущенный ангел быстро осмотрел своего подопечного на наличие других травм и выкопав у него в разуме адрес, перенес их туда.

Квартира музыканта была скромной и маленькой. Уложив мужчину на диван, ангел пошарил по дому в поисках бинтов. Найдя требуемое, он смочил их в теплой воде. Скажете, ангелы разве не самоисцеляются? Вовсе нет. Это, к сожалению, в базовую ангельскую комплектацию не входит. Потому, сейчас и обматывал Вольфганг пострадавшую руку бинтами. Услышав резкий вдох, он на миг повернул голову к очнувшемуся мужчине и улыбнулся:

- О, привет! Рад, что ты очнулся! Я ангел, я спас тебя от той черноглазой твари. От демона. - тон Вольфганга был безмятежным,он снова продолжил бинтовать себя. - Меня зовут Вольфганг. Можно Амадей, Вольфи или просто Моцарт. Как угодно. Мы в твоей квартире, я нашел ее в твоей памяти. О, да, надеюсь ты не против что я твои бинты взял? Меня малость цапнули, надо было себя как то подлатать.

+1

4

Энергия вливалась в него ручьями, причиняя невыносимую боль. Сальери казалось, что  он разрывается на части. Откинуться на грязный асфальт, прикрыть глаза и полностью погрузиться в эту бесконечную агонию, отдаться иллюзиям и подчиниться проклятому сознанию, потеряться в реальности и обрести долгожданный покой – хотелось многого, но Антонио лишь оперся на локоть, приподнимаясь, и сквозь слезы наблюдал за происходящим, не веря. Высокая стройная фигура, казалось, сотканная из неземных серебристых нитей грациозно двигалась, ловко уклоняясь от ударов и нанося ответные, смертельные.

Разум бился в конвульсиях, но сознание тактично предпочитало его не замечать, жадно ловя каждое движения этого странного, но бесконечно прекрасного существа. Каждая частичка его тела рвалась к незнакомцу, иступлено желало прикоснуться, погладить бледную, казалось, истощающую священный свет кожу, запечатлеть в памяти формы, непривычные черты.

Будь Антонио хотя бы на капельку адекватнее, он бы давно сошел с ума от нереальности происходящего. Будучи человеком хорошо образованным, его бы не слабо поразило происходящее, но, уставший и едва живой, он только улыбался, безумно и грустно, и воспринимал это пугающее, невероятное действие как какой-то странный плод воспалившегося сознания, сон, иллюзию, неудачную галлюцинацию. А через несколько мгновений он и вовсе провалился в темноту – силы окончательно покинули его изломанное тело, успев краем глаза ухватить ослепляющее-белые прекрасные крылья.

Проснулся он в своей постели, в Санкт-Галлене. Основное место его жительства располагалось в Вене, огромнейшее помещение, приобретённое им сдуру, в самом центре города. Красивое, роскошное, но совершенно бездушное. Признаться честно, Сальери до чертиков пугало эхо и невыносимая, тягучая тишина в веренице комнат и залов и через несколько лет он приобрел еще одну квартиру, маленькую личную норку для его творческой души. Санкт-Галлен – небольшой городок в северо-восточной Швейцарии, спокойное и уединенное место. То, что ему и нужно.

Тело ломило нещадно, особо неприятные ощущения сконцентрировались в районе груди. С резким, судорожным вздохом, Антонио неловко приподнялся и осторожно дотронулся до кровавого пятна на рубашке, под которой не оказалось и шрама. Неуверенно проведя пальцами по запекшейся ткани, мужчина вновь повалился на мягкую кровать. Реальность превратилась в отборный бред, который не являлся ему даже под убойной дозой алкоголя и других довольно неприятных веществ.
В своей правоте насчет крайней безумности бытия Сальери уверился, когда воспалёнными глазами уловил чужой силуэт и не только уловил, а еще и опознал в нем своего нежданного спасителя, обладающего способностью выпускать крылья из спины налево и направо.

Вольфганг, – хрипло прошипел Сальери, неприятно щурясь от звонкого, щебечущего голоса и потока информации, накрывшего его с головой. – Заткнитесь, будьте добры.

В конце концов, он же не просил его спасать: верно? А за взлом его дома, вежливостью можно и пренебречь.

С трудом перевернувшись на бок, свесив ноги с кровати и приняв кое-какое, но сидячее положение, Антонио жадно потянулся к графину с водой и осушил его едва ли не наполовину. Проморгавшись, и поняв, что надоедливое существо и не планирует исчезать, он глубокомысленно изрек:

– Что ты к черту такое?

Отредактировано Antonio Salieri (2015-06-30 21:02:08)

0

5

Моцарт даже не обратил внимание на грубость со стороны человека. Не привыкать. Он просто продолжил перебинтовывать руку, чуть морщась от покалывания в ране. О, как он ненавидел адских псов, кто бы знал! Мерзкие твари, как и их хозяева - демоны. Воистину - никогда не стоит доверять Аду, глупы были те ангелы, что думали будто могут заключить пакт о перемирии. Крылатый печально вздохнул: противостояние света и тьмы будет длиться веками, тут ничего не попишешь.

- Ангел я. - буркнул Вольфганг, хмуро поглядев на смертного. Нет, ну никакой почтительности, ужас вообще! - Считаешь, после смерти тебя ждал бы покой? Ха! Эти твари бы превратили тебя в себе подобного. Уж не знаю чем ты им приглянулся. Только теперь они не отцепятся.

Моцарт потуже затянул бинт на руке и критически его осмотрел. Главное, время они пока выиграли, черноглазые наверняка сбиты с толку. Ангел с тяжелым и усталым вздохом откинулся на кресло, чувствуя, что ему просто необходим короткий отдых, иначе в грядущих боях от него толку будет немного. Потерев пострадавшее место, Моцарт снова загрустил: что за время, на ангелов еще и с обвинениями набрасываются. Вот прошлые века - там все были вежливые и их боялись. Знали, что лучше не гневить воинов Господних, не то наживешь врага себе хуже демона. Прежде всего надо выяснить, кто именно наметил его себе в жертвы и почему. На простых людей они нападают редко, значит он чем-то особенно выделяется.

- Ты политик что ли? Или нефтяной магнат? Или поп-звезда? - поинтересовался ангел, хмурясь и настороженно поглядывая вокруг. лучше сразу выяснить все, чем потом страдать от нехватки информации.

+1


Вы здесь » Crossrift » EVERYWHERE » - What the hell?! Who are you? - I'm angel.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC